Бабушка

|

Я видела ее, по-моему, всего пару раз. Первый, когда мы прибежали с пляжа, еще мокрые и все в песке. Нужно было срочно принять душ, а вода была только у нее. Заодно и навестили. Второй – когда я пришла вместе с ее семьей заново «знакомиться» – планировалось, что я буду присматривать за ней, покупать продукты на период отъезда ее близких.
И что я вынесла из этих встреч? Да что вообще можно было вынести из этих 10-ти минут присутствия в квартире и обмена парой-тройкой фраз? Многое.

Светлая бабушка (таких в своей жизни я встречала всего-навсего раза три). Родом практически из моих же краев, хотя волей судьбы она была заброшена в чужую, ставшую впоследствии абсолютно родной ей местность.

Такая невысокая, худенькая, с белыми-белыми волосами и какими-то бесконечно добрыми глазами, свет которых я помню до сих пор. В них не было тусклости взгляда пожилого человека. В них была мудрость и даже какой-то, как мне тогда показалось, задорный огонек юности.

Ей было много лет по меркам «стандартной» человеческой жизни, но мало, по меркам жизни как таковой. Она уже давно не покидала пределы своей квартиры, так же, как это делает большинство бабушек. Ее небольшое жилище представляло собой истинный памятник прошлому – временам, когда, по всей видимости, в этих четырех стенах каждой комнаты было много народу, противоречивого, но любимого и приятного сердцу. Когда был жив человек, которому она посвятила не только годы своей юности и зрелости, но и честно продолжала дарить ему свою душу и всю себя вплоть до отхода его в мир иной. Нет, им не суждено было умереть в один день. Но они были близки к идеальному «концу» двух любящих сердец – их подкосила одна болезнь.

В моей памяти почему-то навсегда отложились стершиеся и пожелтевшие от времени фотографии людей с красивыми лицами (хотя я и не могу ручаться за достоверность этих картин- «зрительных» воспоминаний). Изящные кружевные салфетки и старинная мебель. Всем этим была заполнена ее комната. Комната, в которой, несмотря на вечный гимн прошлому, царила жизнь. Воспоминания, которые, смею предположить, роились в ее голове и напоминали о былом, были самым явным и самым реальным отсылом к настоящему. Пусть оно было уже не такое деятельное, как лет эдак 30 назад, но не менее живое, не менее ощутимое.

Ее близких не должно было быть в городе, наверное, около недели. Все, что требовалось от меня, это звонить ей и спрашивать, как у нее здоровье и не нужно ли что-нибудь из продуктов/лекарств. Хотя медикаменты – это, скорее, мой стереотип о пожилых. Бабушка старалась не принимать лекарств. Она дожила до преклонных лет, имея, как я знала тогда, не так уж и много болезней (сейчас, пожалуй, молодые «заражены» всякой-всячиной даже больше). И – ох как я жалею – ни разу она не сказала, что ей что-то нужно! Родственники еще при мне заполнили ей холодильник и, как она выражалась, «хватит на целый месяц»! Продукты не нужны, лекарства – тем более. На мой вопрос о самочувствии она неизменно отвечала, что чувствует себя так, как и положено в ее возрасте. Тут – не придерешься. Но как же я хотела найти хотя бы маленький повод, чтобы приехать к ней. Я не давала себе отчета, почему. Нет, не ее ласковый и зачастую юморной стиль общения так притягивали меня. Она сама стала для меня олицетворением истинной доброты и безукоризненного душевного совершенства. Все это она дарила окружающим даже не через слова, но через самое ее существо, всем своим внешним видом. Истинные доброта и мудрость не появляются с возрастом: они аккумулируются в течение всей жизни, и под самый ее конец накапливается просто столько этих качеств, что не дарить их (пусть даже непроизвольно) людям вокруг становится просто невозможно. Она стала для меня примером того, как надо прожить эту жизнь, чтобы в конце пути… сиять. Пусть я не знаю факты ее биографии (как же мне стыдно и жалко, что не знаю!), я понимаю теперь, каким должен быть человек, когда состарится. Какая у него должна быть аура, какой он должен излучать свет.

Конечно, достигнуть этого дано не всем. Но, как мне кажется, только достигнув, можно с полной уверенностью сказать, что прожил самую настоящую, наполненную чувствами и страстями, деятельную и самую что ни на есть осмысленную жизнь.

Как все-таки грустно, что она меня так и не обняла, хотя бы один раз, хотя бы совсем слегка (хотя с чего бы это? У нее есть свои замечательные внуки).

Как все-таки здорово, что моя собственная бабушка и эта, не моя бабушка – души явно родственные.

|

Присоединяйтесь к нам

Мы в Facebook

Комментарии

Добавить комментарий